24/7 - Мы работаем круглосуточно! Средства для повышения потенции
8 (800) 200 86 85

Для заказа по телефону
назовите оператору номер: 1860

Блог магазина

4 апреля 2015

ПИРАТЫ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ

АЛЕКСЕЙ КАМЕНСКИЙ, АЛЕКСАНДР РАСКИН Лекарственные фирмы теряют из-за российских пиратов сотни миллионов, но помалкивают, чтобы не позорить свои товарные марки

Месяц назад двое оперативников столичного УБЭП зашли после смены в приличную с виду аптеку в центре Москвы. Один, молодой отец, купил детскую присыпку. Другой мучился головной болью после вчерашнего и взял анальгин. Но дома, приняв препарат, милиционер не почувствовал привычного облегчения. Голова раскалывалась. А тут звонит напарник: "Присыпка чем-то воняет".

Случайность помогла обнаружить подпольное производство: аптека покупала товар со склада на востоке Москвы, который при ближайшем рассмотрении оказался нелегальным заводом, где десять граждан Молдовы штамповали на соответствующем оборудовании таблетки анальгина и левомицетина.

Таблеток нашли целых 5 млн. Экспертиза показала, что два препарата по составу идентичны, а главным компонентом является мел. По информации оперативников, все это безобразие шло в основном в регионы, и только небольшая часть попадала в Москву.

Проблема поддельных лекарств возникла у нас сравнительно недавно. За весь 1''7 г. был официально зарегистрирован всего один случай - фальшивый кровезаменитель реополиглюкин. Потом подделок стали находить все больше и больше, и к началу тысячелетия вышли на уровень 100-150 партий в год. Видимо, уровень по каким-то причинам оптимальный, потому что с тех пор цифра так в этих пределах и колеблется: в этом году выявили около 60 случаев. Вот только о масштабах явления это мало что говорит - практика ясно показывает, что находят не все фальшивки.

И все признаются, что победить пиратов-фармацевтов почти невозможно. Фармацевтические компании склонны занижать масштабы фальсификации. А народ, наоборот, склонен паниковать. Андрей Ларичев из дистрибуторской фирмы "Протек", одной из крупнейших, считает, что в реальности доля подделок не превышает 1%. А вот врачи сталкиваются с ними регулярно.

Три недели назад пациентка Юлии Андреевой, врача московской детской поликлиники №35, попала из-за этого на операционный стол. Девочке, больной ангиной, был прописан супракс. Препарат не действовал, начались осложнения, которые привели к лимфодениту и операции. Можно было считать, что просто препарат не подошел. Но отец девочки обратился в государственную лабораторию по экспертизе, которая вообще-то работает по запросам Росздравнадзора и тратит на анализ несколько недель, но за деньги обслужила частника и срочно. "Супракс", как выяснилось, состоял из мела и глюкозы. Измотанные родители пока не решили, давать ли делу ход, и увезли девочку к бабушке в Пензу. "Я больше верю старым государственным аптекам, частники могут продать все что угодно, а на проверки я не надеюсь", - говорит Андреева. И так говорят многие врачи. Все подозревают, никто не знает точно. Кардиохирург Михаил Алшибая из 1-й Градской больницы замечает, что в последние годы лекарства помогают больным реже, чем раньше. И это в Москве, где контроль сравнительно хороший. Но никто не уверен на 100%, и главное, никто не надеется, что письма и проверки помогут.
Граждане вообще редко жалуются на фальсификацию, говорит сотрудница Московского управления фармацеи. На грубость, плохое обслуживание, дороговизну - сколько угодно. А на подделки - нет.

Слишком сложно что-либо доказать. Оценить процент фальсификата на российском рынке на самом деле не так уж и сложно. В 2002 г., когда фарм-
рынок еще не осознал до конца коварности этой темы, аналитическая фирма PBN по заказу самих же фармацевтических компаний провела среди них опрос насчет подделок. Производители-люди, не привыкшие бросать слова на ветер, - оценили их долю примерно в 12%. Это $700 млн из шестимиллиардного лекарственного рынка. Процент меньше, чем в Африке, зато втрое больше, чем в развитых странах.

Подделка подделке рознь. Чисто "меловая" разновидность, жертвой которой стали девочка и оперативник, - вещь сравнительно редкая. Так же как и распространенное ранее изготовление новенькой упаковки для просроченного лекарства. Главный чернорыночный вариант - более-менее правильный состав, сроки хранения соблюдены, но сделано лекарство неизвестно где. По данным Союза профессиональных фармацевтических организаций (СПФО), чаще всего так подделываются антибиотики-42% всех случаев, в частности, кефзол (из двух зол выбираю кефзол, шутят медики), сумамед, эреспал, рулид.

А также хиты продаж - обезболивающие, клофелин, виагра, но-шпа, церебролизин. Всего в "группе риска" СПФО 115 лекарств. Озвучивать другие названия в союзе отказались из соображений сохранения авторитета производителя, но сведения о подделках раз в месяц выкладываются на сайт Росздравнадзора. Недавно, например, там появился левомицетин сергиев-
посадской фирмы "Биофарм Право-Альфа": на складе в Люберцах нашли партию ее продукции без документов. "Позвонили нам и разговаривали довольно грубо, - жалуется начотдела контроля качества "Биофарма" Станислав Леонов, - но мне удалось доказать, что мы к этой продукции отношения не имеем". Где левомицетин был изготовлен и сколько еще таблеток из этой партии продается вне сравнительно благополучной Москвы, так никто и не знает. Качество упаковки препарата было просто отличным, состав чуть хуже, но в целом близкий к оригиналу. Но для здоровья этого мало. "Левый" способ изготовления

- это отсутствие контроля. Могут соблюсти пропорцию, а могут нарушить. Антибиотик перестанет сбивать температуру, а противозачаточные таблетки не помешают зачатию.

Никто не спорит, что подделки - это потенциальная опасность. Но как только речь заходит о том, откуда они берутся и кто с ними должен бороться, все участники процесса немедленно начинают валить друг на друга. Сергею Бобошко из Ассоциации международных производителей лекарств (AIPM) не нравится, что каждая партия лекарства должна проходить сертификацию: распространению подделок это не мешает, а сознательные производители могут сами следить за своим качеством.

"Для чего же она? Не для того ли, чтобы кто-то на ней заработал?" - задается Бобошко вопросом. Государство же, наоборот, планирует еще больше ужесточить систему - ввести для всех лекарств обязательную марку со многими степенями защиты. "Марку для водки подделывают? И эту подделают",

- уверен Геннадий Ширшов, исполнительный директор СПФО. У правоохранительных органов своя версия: в МВД есть собственные лаборатории и эксперты, которые могли бы бороться с фальсификацией получше Минздравсоцразвития - за прошлый год милиция проверила 31 000 учреждений и приостановила деятельность 150. Вот только средств на всю эту работу катастрофически не хватает, и до закрытия фирмы не доходит. А производители, не доверяя ни милиции, ни Минздраву, мониторят аптеки своими силами. "Наши представители ежедневно этим занимаются", - заверили Newsweek в фирме Pliva, в свое время сильно пострадавшей из-за своего сумамеда (по конфиденциальной информации, подделки перегнали по объему легальный препарат). Эти представители замечают всякие пустячки - некачественную печать, неаккуратно свернутую инструкцию, отличия в форме ампул и под видом обычных граждан делают контрольные закупки. Товар везут в болгарскую лабораторию, та через три недели выдает результат. Месяца через два дело может дойти до заблокирования партии товара. Если от нее еще что-то осталось.

По опросу, проведенному три года назад среди крупнейших фармпроизводителей, 18% из них ежегодно теряют на российском рынке из-за подделок $1-3 млн, а 2% - от $3 млн до $5 млн. Но производители не устраивают шумных кампаний - они предпочитают разбираться с пиратами тихо и даже лоббируют запрет свободной публикации сведений о фальсификации лекарств. Ведь общественный резонанс-это прямые потери: если обнаруживается фальшивая партия, то приостанавливается продажа и подлинных таблеток с таким же серийным номером. К тому же признаться, что ее препарат подделывают, медицинской фирме невыгодно: покупатель испугается и купит другое лекарство, про которое ему еще не успели наговорить.

Как объясняет Геннадий Ширшов, фирмы хотят раскрутить всю фальшивую цепочку (от аптеки через поставщика к производителю), а уже тогда трубить об успехах. Но как проверяющие органы ни бьются, цепочка не раскручивается. Есть отдельные удачи. В начале этого года, например, закрыли небольшую фирму в Химках, которая, правда, перед этим два года спокойно торговала подделками. Но на крупных производителей и импортеров выйти не удается. По словам Андрея Ларичева из "Протека", на рынке есть, например, поставщик лекарств с Сейшельских островов, где никакого производства нет. И что вы думаете? Работает. 2/3 фальшивок производится на территории России. Участники рынка объясняют: многие крупные фирмы производят их параллельно с настоящими лекарствами, а при- j влечь 5 к ответственности невозможно из-за хорошей "крыши". Против брынцаловского "Ферейна" трижды возбуждались уголовные дела-вроде бы по жалобам иностранных производителей, - но до суда не дошло ни одно. "Все эти жалобы иностранных компаний на наше предприятие - глупости", - уверенно заявила Newsweek представительница "Ферейна" Надежда Гриценко.

"Что бы ни говорили про подделки, они нередко бывают по качеству даже лучше наших подлинных лекарств", - говорит Елена Потапчик, координатор программы ВОЗ по реформированию нашего здравоохранения. Настоящая проблема в огромном количестве формально вполне настоящих, но просто очень халтурных лекарств. В стоп-листе Росздравнадзора чуть больше тысячи фальсифицированных лекарственных серий - и '000 просто некачественных.

Русский Newsweek
28-7-2005

Читать далее
4 апреля 2015

ЗАБЫТОЕ СТАРОЕ СРЕДСТВО - ЭФФЕКТ ВИАГРЫ

Дела с испытаниями нового сердечного препарата у исследователей никак не клеились. Время шло, а положительных изменений у принимающих лекарство пациентов обнаружить не удавалось. Но странное дело: участников эксперимента отсутствие практической пользы от препарата не смущало нисколько. По завершении исследования многие пациенты мужского пола не спешили расставаться с образовавшимся у них запасом таблеток, пользуясь для этого любыми предлогами. За спинами исследователей происходило что-то непонятное. Разговорить своих подопытных ученым оказалось непросто, но усилия того стоили. Новинка, упорно не желавшая лечить сердечные недуги, в целом оказалась не такой уж бесполезной. В результате случайно обнаруженного побочного эффекта на свет появилась виагра.

Вполне возможно, что эта история, ставшая уже чуть ли не хрестоматийной, была одним из источников вдохновения для сотрудника Европейской лаборатории молекулярной биологии Пера Борка и его коллег. Их недавнее исследование может помочь поставить подобные находки на поток*. В своей работе ученые показали, что даже у хорошо, казалось бы, известных медицинских препаратов можно найти новые полезные свойства.

НЕ ТОЧНО В ЦЕЛЬ История с виагрой-далеко не единственный пример того, как лекарству, предназначенному для лечения одной болезни, удалось найти новое применение. Так, некоторые противомалярийные средства давно используются для лечения тяжелых нарушений иммунной системы, а самые обычные на первый взгляд антибиотики применяются для разрушения раковых опухолей.

Оценить, насколько частыми могут быть такие фармацевтические казусы, попытались сотрудник исследовательского подразделения Pfizer Эндрю Хопкинс и его коллеги**.

Используя информацию из открытых академических источников и наработки своей компании, Хопкинс построил базу данных, содержащую сведения о внушительном количестве химических препаратов и о том, каким именно образом они действуют.

Сведя все данные воедино, ученый получил прекрасную возможность не ограничиваться частными примерами, а попытаться составить общую картину того, насколько сложным может оказаться действие самых простых химических препаратов. Из более чем 250 000 лекарств, занесенных в базу данных исследователя, только 65% действовало строго избирательно, на одну-
единственную, четко определенную мишень. Остальные лекарства связывали дополнительные молекулы-мишени, как правило, сильно напоминающие своим строением основную цель препарата. Действие лекарства сразу на большое количество похожих мишеней могло только усиливать основной эффект.

Среди содержащихся в базе Хопкинса препаратов попадались вещества, которые вели себя совершенно незапланированным образом и оказывали побочное действие на самые разные белки, никак не связанные друг с другом. Количество таких неприхотливых препаратов, описанных Хопкинсом, оказалось неожиданно большим-при том что база, созданная ученым, содержала далеко не все известные на тот момент мишени для лекарственных препаратов и тем более не могла учитывать будущих открытий. Обнаруженная Хопкинсом "неразборчивость" лекарств в отношении их мишеней сулила большие сюрпризы, о которых могли даже не догадываться сами разработчики препаратов.

ПОЛЬЗА ОТ ВРЕДА Вместо того чтобы наблюдать за тем, как специалисты фармацевтических компаний проводят дорогостоящие испытания и методично пополняют свои базы данных новыми свойствами медицинских препаратов, Пер Борк и его коллеги решили сыграть на опережение и попробовать научиться эти свойства предсказывать.

Для этого исследователи собрались использовать информацию о побочных эффектах лекарственных препаратов, в избытке содержащуюся в аннотациях к каждому из них.

"Методы предсказания возможных побочных эффектов медицинских препаратов с известными химическими свойствами существуют достаточно давно,
-рассказывает Моника Кампильос, соавтор Борка.-Наша идея состояла в том, чтобы перевернуть этот принцип с ног на голову и научиться предугадывать особенности действия лекарств, исходя из побочных эффектов от их использования". Для медицины в таком подходе нет ничего необычного. "Врачи постоянно сравнивают симптомы, возникающие у разных больных, чтобы определить, не страдают ли пациенты от одной и той же болезни,-продолжает Кампильос.-Точно так же, сравнив побочные эффекты, вызванные применением двух различных препаратов, можно установить, что они на самом деле действуют на организм одинаковым образом".

С помощью специально созданной компьютерной программы Борк и его коллеги обработали описания нежелательных эффектов, возникающих у больных при использовании более чем 750 существующих на рынке препаратов самого разного назначения.

При составлении своего списка исследователи принимали во внимание то, что побочные эффекты нередко оказываются связанными между собой. К примеру, слова "тошнота" и "головокружение" программа Борка считала практически синонимами, в то время как какое-нибудь редкое изменение состава крови исследователи выделяли как самостоятельный признак. Предсказательную силу своего метода Борк со товарищи решили опробовать на наборе из 500 лекарств с заранее хорошо известными свойствами. Для сравнительно простого метода, предложенного Борком, результаты оказались просто замечательными. Общие побочные эффекты у исследованных препаратов с высокой вероятностью предсказывали наличие внутри организма общих мишеней, на которые эти лекарства действовали.

Чтобы обнаружить у известного препарата скрытые возможности, свойственные посторонним веществам, ученым достаточно было обратить внимание на подозрительно хорошо совпадающие побочные эффекты. Большинство веществ, для которых Борк предсказал сходные механизмы действия, оказались похожими друг на друга и по своему химическому строению. В то же время среди лекарств, которыми занимались исследователи, также попадались препараты, совершенно не похожие друг на друга, но и для таких веществ Борку и его соавторам удавалось успешно предугадывать общие свойства.

НЕ ПО РЕЦЕПТУ Опробовав свой подход на лекарствах с заранее известными общими мишенями, Борк и его коллеги принялись изучать препараты, связей между которыми ранее установлено не было. Попарно сопоставляя побочные эффекты от действия всех этих веществ, ученые предсказали наличие более 750 лекарств, обладающих до настоящего времени не известным действием. Все эти препараты отличались друг от друга химическим строением и относились к совершенно разным фармакологическим группам. Так, противоязвенный препарат рабепрозол, согласно прогнозам Борка, помимо своей основной активности с высокой вероятностью должен был обладать свойствами золмитриптана-
лекарства от мигрени.

Такие курьезные совпадения, по словам ученых, всегда оказываются очень кстати. "Обнаруженные скрытые свойства хорошо известных препаратов можно успешно использовать в медицинских целях,-полагает Кампильос.-Учитывая то, что эти вещества уже прошли испытания и подтвердили свою безопасность, их можно сравнительно быстро и недорого перенацелить на новые нужды".

Борк и коллеги теорией ограничиваться не захотели. Отобрав наиболее яркие из предсказанных свойств лекарств, ученые подтвердили их наличие экспериментально, наблюдая, как препарат взаимодействует со своей мишенью в пробирке. Обнаруженные новые эффекты старых препаратов оказались достаточно сильными для того, чтобы попытаться использовать их в медицинских целях. Впрочем, несмотря на это, прописывать желудочное средство от головной боли ученые пока не спешат.

"Только дальнейшие исследования могут показать, будут ли достаточно полно проявляться новые свойства без значительного увеличения дозировки,
-объясняет Кампильос.-Возможно, в структуру лекарств все же придется внести некоторые изменения". Если повезет, в ходе опытов с людьми удастся обнаружить еще какие-нибудь интересные побочные эффекты. Лишь бы подопытные сразу честно о них рассказали.

Smart Money
8-9-2008

Читать далее
4 апреля 2015

Минутка юмора: КОБРА КРУЧЕ ВИАГРЫ

СОТРУДНИКИ Домодедовской таможни задержали вьетнамца, который вез в бутылках заспиртованных змей и скорпионов. По словам мужчины, настойки из рептилий поднимают потенцию.

Житель города Ханой прибыл в столицу по двухдневной туристической визе. В аэропорту таможенники просветили багаж; вьетнамца и обнаружили в сумке 14 бутылок.

- Зачем столько? -удивились инспекторы. - Пить или продавать собираетесь? Растерявшийся пассажир стал что-то лепетать в ответ, но заинтересовавшиеся таможенники велели ему открыть сумку. Их поджидал настоящий сюрприз! В бутылках вместо элитного коньяка "Хеннесси" оказались... заспиртованные кобры и императорские скорпионы.

- Вот это да! - опешили таможенники. -А разрешение на провоз у вас есть? Перепуганный вьетнамец покачал головой и объяснил, что в бутылках деликатесы для московских гурманов. Во вьетнамских и китайских ресторанах посетителям подают спиртное, настоянное на рептилиях. По словам знатоков, оно действует на мужчин, как виагра.

Жизнь
20-10-2005

Читать далее