24/7 - Мы работаем круглосуточно! Средства для повышения потенции
8 (800) 200 86 85

Для заказа по телефону
назовите оператору номер: 1860

Блог магазина

Раздел: Виагра

ПОЧТО БОЯРЫШНИК ОБИДЕЛИ

30 октября Арбитражный суд Москвы начинает рассмотрение иска Росздравнадзора, требующего отозвать у ЗАО "Брынцалов А" лицензию на фармацевтическую деятельность. Раньше власти предпочитали закрывать глаза на подделку лекарств, теперь же возникла необходимость продемонстрировать, как они с этим явлением борются.

Существование проблемы фальсификации лекарств на российском фармацевтическом рынке признавали все -- от рядовых потребителей до производителей, торговцев лекарствами, а также регулирующих органов. Все знали, что значительная часть продаваемых в России лекарств -- подделки. Не было большим секретом и то, какие фармкомпании специализируются на фальсификации лекарств. По итогам 2005 года доля фальсифицированной продукции в стоимостном выражении составляла около $300 млн, или около 3-4% от объема всего фармрынка, который оценивается в $8,4 млрд.

Однако попыток остановить компании, производящие лекарственные подделки, предпринималось мало, и до суда большинство дел так и не доходило. Первую более или менее заметную попытку борьбы с фальсификацией лекарств предпринял в 2002 году тогдашний заместитель министра здравоохранения Антон Катлинский (ныне глава государственного фармхолдинга НПО "Микроген"). "Мы выступили инициаторами создания при министерстве специальной фарминспекции, в обязанности которой в том числе входила борьба с фальсификацией лекарств,-- рассказывает Катлинский.- Несмотря на то что процедура выявления фальсификата долговременная и сложная, а в законодательстве не предусмотрено наказание за фальсификацию лекарств, нам удалось добиться возбуждения уголовных дел в отношении 25 компаний, среди которых встречались крупные производители и дистрибуторы лекарств". По его словам, на то, чтобы довести все дела до суда, просто не хватило времени: в результате административной реформы 2004 года, затронувшей и Минздрав, команда Катлинского покинула министерство.

После этого ни в российских, ни в иностранных фармкомпаниях практически не пытались бороться с подделками. Отсутствие громких дел объясняется особыми правилами игры, сложившимися в довольно замкнутом фармацевтическом мире. "Делать заявление, что кто-то фальсифицирует твои препараты, без поддержки госструктур небезопасно. Справедливости добиться практически невозможно, зато легко получить дополнительные проблемы при развитии на рынке, где все между собой повязаны.

У фармпиратов серьезный административный ресурс",-- говорит сотрудник одной из зарубежных фармкомпаний.

Однако в этом году Минздрав и подведомственный ему Росздравнадзор решили нарушить традицию, в открытую заявив о том, о чем раньше предпочитали молчать. И основным объектом во вновь развернувшейся борьбе с подделкой лекарств стала компания ЗАО "Брынцалов А".

Компания Владимира Брынцалова давно имеет репутацию главного фальсификатора лекарств на рынке. Однако вопрос о правомерности деятельности компании Брынцалова выходил на государственный уровень лишь несколько раз и никакими серьезными санкциями для компании не заканчивался. Так, в 2000 году в отношении компании Владимира Брынцалова было возбуждено несколько уголовных дел по факту мошенничества. Их инициатором как раз выступила фарминспекция Минздрава, созданная Антоном Катлинским. Однако после смены руководства Минздрава скандал замяли.

В 2001 году венгерская Gedeon Richter выступила с публичным заявлением, что "Брынцалов А" незаконно копирует лицензионные препараты. А в 2002 году французская фармкомпания Sanofi подала иск к заводу "Ферейн", который входит в состав ЗАО "Брынцалов А". В Sanofi были недовольны тем, предприятие ЗАО выпускает препарат нош-бра, по названию и элементам оформления упаковки схожий с препаратом но-шпа, производимым Sanofi. На сторону французской компании тогда даже встало Министерство по антимонопольной политике (МАП), обвинившее "Брынцалов А" в недобросовестной конкуренции, и постановило прекратить реализацию нош-бра. Однако в результате вмешательства МАПа Sanofi удалось добиться от "Ферейна" лишь изменения оформления упаковки.

Заявления производителей и Минздрава совершенно не мешали Владимиру Брынцалову, имевшему покровителей в МВД, заниматься производством фальсифицированных лекарств. За период с 2002 по 2006 год игроки фармрынка зафиксировали, что в общей сложности его компаниями подделано более 70 препаратов (см. справку). По их расчетам, выручка Брынцалова от реализации подделок ежегодно составляла около $30 млн. Сама же реализация выстраивалась по отработанной схеме: концерн, специализирующийся на воспроизводстве только наиболее хитовых препаратов, принимал адресные заявки на производство в основном из регионов.

Несмотря на то что претензии участников рынка оказали существенное воздействие на позиции ЗАО "Брынцалов А" на коммерческом рынке (потребители начали с сомнением относиться к лекарствам компании, и с 2001 по 2006 год доля ЗАО в рознице снизилась с 1,6 до 0,4%), компания сохранила свои позиции на госпитальном рынке (поставки лекарств больницам) и в секторе госзакупок, где ЗАО "Брынцалов А" делало большую часть оборота -- по итогам 2005 года он оценивается в $60 млн. В частности, уже упоминавшийся препарат нош-бра до сих пор значится в списках медикаментов, поставляемых в рамках госпрограммы дополнительного лекарственного обеспечения. К тому же уменьшение доли компании Брынцалова на коммерческом рынке не сильно сказалось на продажах ее основного продукта -- спиртовой настойки боярышника (доля этилового спирта 70%), используемой многими россиянами как средство от похмелья. По словам экспертов, именно настойка боярышника пользуется наибольшим спросом в аптеках в утренние и дневные часы. Большим спросом в России из лекарственных средств пользуется только активированный уголь.

Если раньше Владимиру Брынцалову удавалось отбиться от нападок Минздравсоцразвития, Росздравнадзора и крупных игроков фармрынка, то теперь все может для него обернуться иначе. Не стоит забывать, что с мая по ноябрь 2006 года Россия является председателем комитета министров Совета Европы. И одним из приоритетов своей деятельности Россия указала активную борьбу с фальшивыми и некачественными лекарствами. Таким образом, ЗАО "Брынцалов А" стало объектом политической акции, призванной продемонстрировать борьбу государства с одним из главных фармпиратов России.

Определенный задел для этой кампании был сделан еще весной этого года, когда МВД в апреле провело рейд на заводе "Ферейн" и московском складе компании. В результате проверки была изъята целая партия фальсифицированных лекарств, общую стоимость которых в Росздравнадзоре затем оценили в 106 млн руб. Тогда же по результатам проверки было заведено уголовное дело. А 21 сентября проверку на "Ферейне" провел Росздравнадзор. Согласно акту проверки (его копия вывешена на сайте "Ферейна"), чиновники нашли целый ряд существенных нарушений и несоответствий в работе предприятия. Этих причин Росздравнадзору оказалось достаточно для возбуждения административного дела в отношении "Брынцалов А" с требованием отозвать у нее фармлицензию на срок '0 дней.

23 октября глава Росздравнадзора Рамил Хабриев на открытии конференции "Европа против фальшивых лекарств", проходящей по линии Совета Европы, сделал публичное заявление, в котором ЗАО "Брынцалов А" было официально названо производителем фальсифицированных лекарств. Хабриев объявил о возможности скорого отзыва лицензии на фармдеятельность у ЗАО. А 24 октября в Росздравнадзоре уточнили, что иск в Московский арбитражный суд с требованием отозвать у "Брынцалов А" лицензию на фармдеятельность ведомство направило еще 3 октября, и уже 30 октября начнется его рассмотрение.

В самом "Брынцалов А" на заявление Росздравнадзора ответили открытым письмом, подписанным гендиректором "Брынцалов А" Татьяной Брынцаловой, сестрой Владимира Брынцалова (сам он постоянно живет в Монако). Она отмечает, что нарушения были устранены компанией еще в первых числах октября и теперь предприятие компании полностью соответствует требованиям. Также в письме говорится, что остановка завода "Ферейн" приведет "к прекращению выпуска 165 наименований востребованных и доступных лекарств", оставит безработными 2 тыс. работников компании, среди которых "льготники, матери-одиночки, лица старше 45 лет". Брынцалова не исключает и банкротства предприятия: "убытки за счет штрафных санкций за нарушение условий контрактов и договорных условий, убытки от неиспользованных субстанций составят более 210 млн руб.". В Росздравнадзоре пообещали сообщить об устранении нарушений в Арбитражный суд.

Независимо от исхода этого разбирательства восстановить позиции на фармрынке, даже если уголовное дело против компании, как это всякий раз случалось прежде, рассыплется, а лицензия на фармдеятельность будет возвращена, Владимир Брынцалов, скорее всего, уже не сможет. Очевидно, что об участии в программе дополнительного лекарственного обеспечения и в других государственных программах закупки лекарств компании можно забыть.

В такой ситуации единственный шанс для Владимира Брынцалова не потерять деньги -- продажа компании. Стоимость основного актива ЗАО "Брынцалов А" -- завода "Ферейн" -- с учетом участка под предприятием на Варшавском шоссе в Москве оценивается в $80-150 млн. Наиболее вероятными покупателями остаются близки
4 апреля 2015
Вернуться к списку